понедельник, 29 апреля 2013 г.

Игрища в Тарханах на Пасху. “Катание яиц”

Весной с пасхальных дней до Троицы женское население, начиная от девочек-подростков и кончая старухами, в праздничные дни катали яйца, иногда в этом действе принимали участие мальчики. 
С.А. Раевский вспоминал, что маленького Лермонтова эта игра очень занимала: 
«Праздники встречались с большими приготовлениями, по старому обычаю. К Пасхе заготовлялись яйца в громадном количестве. Начиная с Светлого Воскресения, зал заполнялся девушками, приходившими катать яйца. Михаил Юрьевич все проигрывал, но лишь только удавалось выиграть яйцо, то с большой радостью бежал к Елизавете Алексеевне и кричал:
- Бабушка, я выиграл!
- Ну, слава Богу, - отвечала Елизавета Алексеевна. - Бери корзинку яиц и играй еще». 
Николай Кошелев. 
Дети, катающие пасхальные яйца
Тарханские старожилы хорошо помнят эту игру, потому что она просуществовала до конца 1920-х годов. Выбирали для нее чистое от травы место, обычно им служила дорожка, проходившая вдоль домов, которая всегда была ровной и невыбитой. Ни один крестьянин никогда не ездил по ней: он знал, что односельчане осудят его за это. 
Одновременно в игре участвовало от десяти до двадцати женщин и девушек — четное количество. На каждой улице насчитывалось по три — четыре группы, каждая из которых собиралась на одном и том же месте. 
Игры, связанные с катанием яиц, устраивались не только на селе, но и на барской усадьбе, где постоянно проживало не менее тридцати пяти — сорока женщин и девушек. Вот они-то, видимо, и привили юному Лермонтову любовь к игре, которому в малом возрасте игра устраивалась, как следует из воспоминаний Раевского, в зале барского дома. Участники игры приносили в узелке, фартуке или корзинке круто сваренные крашеные яйца. По одному вложив в общий котел, перемешивали. Чтобы определить очередность в игре, поручали кому-нибудь, не глядя, брать из котла по одному яйцу. Чье оказывалось первым, то первым и начинал катать, чье второе - вторым и т. д. 

Крестьянские рецепты пасхальных блюд (из архива музея-заповедника "Тарханы", 19 век)

В книге музея-заповедника «Тарханы» «Рецепты блюд крестьянской кухни 19 века» в разделе Ритуальные блюда представлены рецепты к светлому празднику Пасхи. 
Бывшие дворовые Е.А. Арсеньевой из времен тарханского детства Лермонтова вспоминали: «Праздники встречались с большими приготовлениями, по старинному обычаю. К Пасхе заготовлялись крашенные яйца в громадном количестве. <...> На Троицу и Семик ходили в лес со всею дворней, и Михаил Юрьевич впереди всех. Поварам работы было страсть — на всех закуску готовили, всем угощение было».
Висковатый П.С. 
Пасха простая 
Пасха розовая
Ингредиенты: 1 кг творога, 400 гр густых сливок, 5 яичных желтков, 300 гр сахара, 200 гр сливочного масла, по 150 гр орехов и изюма, ванилин. 
Свежий, хорошо отжатый под прессом творог, протереть через сито, добавить стакан густых сливок, ванилин, яичные желтки, растертые добела с сахарным песком, сливочное масло, истолченные орехи, промытый изюм без косточек. Все перемешать, плотно уложить в пасочную форму, сверху накрыть полотняной салфеткой, наложить гнет и поставить в холод. Подавая на стол, выложить из пасочницы в плоское блюдо. 

Пасха розовая 
Ингредиенты: 800 гр творога, 500 гр сметаны, 200 гр варенья, 250 гр сахара, 3 яйца, 100 гр сливочного масла. 
Взять творог из-под пресса, смещать с вареньем из малины, вишни, абрикосов и т. д. (без лишнего сиропа), добавить сахар, протереть сквозь решето, положить сырые яйца, сливочное масло, сметану, хорошо размешать, переложить в пасочницу, выложенную тонкой салфеткой, накрыть ее концами, положить сверху дощечку и наложить пресс. Варенье придаст пасхе розовый цвет и аромат. 

понедельник, 22 апреля 2013 г.

Ответ Лермонтовского музея-заповедника "Тарханы" на публикацию Марьям Вахидовой "К престолу вечному Аллы ..."

Марьям Вахидова
филолог, журналист, публицист,
литературовед
В статье «К престолу вечному Аллы ...» Марьям Вахидова выдвигает свою версию вероисповедания М.Ю. Лермонтова, финальный фрагмент которой звучит так: «Не рожденные страдать, будут еще очень долго заблуждаться в оценке поэта и человека, который принял волю своего Творца и испил свою чашу страданий до последней капли. Но, когда пришел его последний час, он, как и хотел, оказался у подножия кавказских гор, откуда душа его вознеслась к престолу вечному Аллы. Потому что, признаемся себе, уточнив М. Синельникова, «выговаривая правду прямо и до конца, что автор самых проникновенных и чистых православных стихов» был не только отчасти, но в первую очередь – мусульманином. И это не только к Ней, но и к каждому из нас обращается поэт – гордо, мужественно, с достоинством, без тени сожаления за все пережитое, уходя от нас навсегда...». 

В данном случае красноречивее любых высказываний будут сохранившиеся архивные документы, на которые и опирается научный сотрудник Лермонтовского музея-заповедника "Тарханы" Валентина Николаевна Айкашева в своем ответе на публикацию Марьям Вахидовой.

В.Н. Айкашева, научный сотрудник
музея-заповедника "Тарханы"
Уважаемая Марьям Адыевна, в своей статье «К престолу вечному Аллы», Вы выдвинули весьма запутанную и даже абсурдную версию о происхождении и вероисповедании знаменитого русского поэта М.Ю. Лермонтова. Хочется узнать, обращались ли Вы в своих изысканиях к первоисточникам? 
Так вот, сохранилось свидетельство о рождении М.Ю. Лермонтова с указанием его родителей: «Запись в метрической книге церкви Трех Святителей у Красных Ворот» (Москва) в 1-й части под №25 от 2 октября 1814 г. (документ приводится в орфографии 19 века): «В доме Господина покойного Генерала Майора Федора Николаевича Толя у живущего капитана Юрия Петровича Лермантова родился сын Михаил, молитствовал протоиерей Николай Петров с дьячком Яковым Федоровым, крещен тогоже октября 11 дня, восприемником был господин коллежский асессор Фома Васильев Хотяинцев, восприемницею была вдовствующая госпожа гвардии поручица Елисавета Алексеевна Арсеньева, оное крещение исправляли протоиерей Николай Петров, дьякон Петр Федоров, Дьячок Яков Федоров, пономарь Алексей Никифоров». (Данная запись была опубликована в журнале «Русская Старина» в 1873 г., т.8, кн.7, стр. 113-114 ). По православным канонам новорожденного, как правило, крестили в течение ближайших 3-10 дней после рождения. И этот документ однозначно доказывает, что отец Ю.П. Лермонтов и никто иной

Что же касается вопроса о принятии Лермонтовым мусульманства во взрослом возрасте, то на этот счет имеется документ «Опись имения оставшегося после убитого на дуэли Тенгинского Пехотного полка Поручика Лермонтова, учиненная 17 июля 1841 года», где перечислено следующее (документ приводится в орфографии 19 века): 
«1. Образ маленькой Св. Архистратига Михаила в Серебренной вызолоченной рызе - 1; 
2. Образ не большой св. Иоанна Воина в Серебрянной вызолоченной рызе - 1; 
3. Таковый же побольше Св.Николая Чюдотворца в Серебрянной рызе с вызолоченным венцом - 1; 
4. Образ маленькой - 1; 
5. Крест маленькой Серебрянной вызолоченный с мощами - 1». 
Уверена Вы знаете, что для мусульман считается непростительным грехом иметь при себе атрибуты христианского вероисповедания. А наличие икон и православного креста доказывает, что поэт был глубоко верующим христианином. Если бы М.Ю. Лермонтов перешел в ислам, то это считалось бы вероотступничеством, со всеми вытекающими отсюда последствиями. И, конечно, это стало бы известно его друзьям, которые не пошли бы на преднамеренное взятие на свою душу великого греха. Первоначально Лермонтов был похоронен в Пятигорске, как Вы знаете, согласно православным канонам. Потом его бабушке, Е.А. Арсеньевой, было разрешено перезахоронить внука в Тарханах, что она и сделала, соблюдая православный обряд погребения. 
Безусловно, Михаил Юрьевич был знаком с исламом и уважительно относился к религиозным чувствам народа, населяющего край, который он воспел в своих художественных и живописных произведениях. 
Ни в коей мере не хочу оскорбить Ваших чувств к Лермонтову, Пушкину, Толстому, но боюсь, что благодаря Вашему «пытливому уму и неординарным интерпретациям» и мифический герой Геракл тоже может стать чеченцем. 

Фотоотчет с апрельских выходных в "Тарханах"

Выходные дни 20-21 апреля 2013 года останутся в истории "Тархан" - теплыми, солнечными и насыщенными - на усадьбе проходили балы Лермонтовской эпохи, мастер-классы по народным ремеслам (ребята мастерили кукол и лепили из глины), праздновали свадьбы и дни рождения, погода располагала для прогулок по весенним садам.

Барский дом и дом ключника

Барский дом и первые цветы на усадьбе

пятница, 12 апреля 2013 г.

Развенчивание мифов вокруг личности М.Ю. Лермонтова. Отзыв на публикацию "Фрейлина Николая I родила дочку от Лермонтова"

В любом интернет магазине, за сумму около 300 рублей, можно приобрести книгу лермонтоведа Лидии Александровны Беловой "Александра и Михаил. Последняя любовь Лермонтова".
В аннотации к произведению прописано, что сие творение является художественно-документальным и создано на основе мемуаров А.О. Смирновой-Россет (1809-1882), приятельницы многих деятелей русской культуры. В книге фигурируют воспоминания современников, а главные герои - Смирнова-Россет и Лермонтов, которых, по мнению автора, связывала горячая, ревнивая любовь. В качестве бонуса в книгу включено последнее прозаическое произведение М.Ю. Лермонтова - "Штосс"; эту мистико-фантастическую повесть поэт не успел завершить, и конец ее любезно дописала Л.А. Белова.

Примечателен ряд фактов - полное отсутствие информации об авторе-лермонтоведе, размещение произведения в разделе “публицистика и нон-фикшн” и отсутствие отзывов читателей.

Единственное упоминание книги было в 2009 году, когда журналист Татьяна Кокина-Славина «... пообщалась с несколькими видными лермонтоведами и без обиняков задала им интересующие <...> вопросы. Ответить-то они ответили, только попросили не упоминать их фамилий (!) в столь «несерьезной» статье ...» после чего в Интернете появилась еще одна сенсационная публикация с ярким заголовком «Фрейлина Николая I родила дочку от Лермонтова», фрагмент которой, относительно книги Л.А. Беловой, приведен ниже: