вторник, 16 сентября 2014 г.

Путеводитель по "Тарханам". Барский дом, парадные комнаты

Первая парадная комната барского дома - зала. Ее украшают хрустальные люстра и бра с подвесками, бронзовые с позолотой канделябры, кресла в стиле ампир, ломберные столики красного дерева и другие предметы конца XVIII - первой трети XIX века.
Центральное место занимают фамильные портреты: Лермонтова-ребенка, его отца Юрия Петровича, матери Марии Михайловны, бабки Елизаветы Алексеевны. Экспозиция залы рассказывает о быте и культуре дворянской семьи, о раннем детстве М.Ю. Лермонтова, его ближайшем окружении, семейной драме родителей, укладе первой половины жизни поэта.

Эпоха первой трети XIX века в зале барского дома воссоздается с помощью оригинальных предметов быта: ноты на рояле, карманного размера изящная книжка в цельнокожаном переплете, щипцы (съемы) для снятия нагара со свечей, вышитые бисером щеточки для стирания мела на зеленом сукне во время карточной игры...


Отголоски раздумий над драматической историей семьи встречаются в поэзии и ранней драматургии М.Ю. Лермонтова:

Я сын страданья. Мой отец
Не знал покоя по конец;
В слезах угасла мать моя;
От них остался только я,
Ненужный член в пиру людском,
Младая ветвь на пне сухом;
В ней соку нет, хоть зелена,
Дочь смерти — смерть ей суждена!

(Отрывок из чернового варианта стихотворения "Пусть я кого-нибудь люблю...", 1831 год)

Портрет Ю.П. Лермонтова.
Копия с работы неизвестного художника
1810-х гг.

"Красивый блондин, сильно нравившийся женщинам, привлекательный в обществе, веселый собеседник", "добрый, даже очень добрый барин" - так говорят современники об отце поэта. Ему посвящены строки:

Но ты свершил свой подвиг, мой отец,
Постигнут ты желанною кончиной;
Дай бог, чтобы как твой, спокоен был конец
Того, кто был всех мук твоих причиной!

Но ты простишь мне! я ль виновен в том,
Что люди угасить в душе моей хотели
Огонь божественный, от самой колыбели
Горевший в ней, оправданный творцом?

(Отрывок из стихотворения "Ужасная судьба отца и сына...", 1831 год).

Мария Михайловна Лермонтова была "натурой хрупкой, мечтательной, одаренной душою музыкальною и чувствительною". В своем дневнике в возрасте 16-ти лет Лермонтов записал: "Когда я был трех лет, то была песня, от которой я плакал: ее не могу теперь вспомнить, но уверен, что если б услыхал ее, она произвела прежнее действие. Ее певала мне покойная мать".
Портрет М.М. Лермонтовой. 
Копия с работы неизвестного художника 
1810-х гг.
Память о ней отразилась в детских рисунках поэта "Мадонна с младенцем" и "Ребенок, тянушийся к матери". Бабушка поэта Е.А. Арсеньева была женщина "замечательная по уму и любезности", "снисходительная к молодежи", гостеприимная, но вместе с тем "деспотичная, привыкшая повелевать". Потеряв мужа в 1810 году и через 7 лет дочь, Елизавета Алексеевна любила своего внука горячо и беззаветно, на нем одном она сосредоточила всю свою женскую заботу. Современники свидетельствуют, что она "во внуке души не чаяла и никогда ни в чем ему не отказывала", что "в Тарханах все ходило вокруг и около Мишеньки". Сама Е.А. Арсеньева писала: "Он один свет очей моих, все мое блаженство в нем".

За залой традиционно следует гостиная: темно-голубые в золотистую звездочку обои, мягкая мебель черного лакированного дерева, обтянутая голубым полосатым штофом, зеркала с подстольями, портреты родственников и друзей дома.

На одном из них изображен Дмитрий Алексеевич Столыпин - родной брат Е.А. Арсеньевой. Лермонтов не был с ним знаком, но мог читать его статьи, видеть его фамилию на Золотой доске в Благородном пансионе при Московском университете среди окончивших это учебное заведение с отличием. Четыре лета, в 1828-1832 годы, поэт жил в его подмосковном имении Середниково.

В гостиной можно увидеть портрет Николая Семеновича Мордвинова - знаменитого адмирала, члена Государственного Совета и председателя "Вольного экономического общества". По меткому выражению А.С. Пушкина, он "...заключал в себе одном всю русскую оппозицию". А.И. Герцен заметил о нем: "Величавый старец, муж редкой красоты и высокой честности". Он единственный из участников суда над декабристами не подписал решение о смертном приговоре, ему посвящали стихи А.С. Пушкин, Е.А. Баратынский, К.Ф. Рылеев.
В письмах Е.А. Арсеньевой имя Н.С. Мордвинова упоминается довольно часто: на его дочери Вере Николаевне был женат ее родной брат Аркадий Алексеевич Столыпин, в петербургском доме которого бывал М.Ю. Лермонтов.


Несомненно, М.Ю. Лермонтову хорошо запомнилось, как во времена его детства Тарханы посетил видный политический деятель Михаил Михайлович Сперанский. Правая рука императора Александра I, член Государственного Совета, автор смелых и прогрессивных реформ, составитель "Свода Законов" и "Полного собрания", М.М. Сперанский с 1816 по 1819 гг. находился на посту губернатора Пензы и, по свидетельству пензенского мемуариста Ф.Ф. Вигеля, "приобрел такую общую любовь, которой удостоились лишь немногие губернаторы".

В 1817 году М.М. Сперанский собственноручно свидетельствовал завещание Е.А. Арсеньевой после смерти матери поэта, определившее судьбу Лермонтова-ребенка.

Будущий поэт уже в Тарханах знал многое и о братьях бабушки, и о прогрессивных деятелях - М.М. Сперанском и Н.С. Мордвинове, и о восстании декабристов на Сенатской площади. Конечно, сложная жизнь взрослых не осознавалась ребенком во всей ее глубине, но, несомненно, "первоначальные впечатления" были осмыслены им позднее.

Портрет М.М. Сперанского. 
Неизвестный художник, 1810-х г.
Гостиную барского дома в "Тарханах" украшает картина М.Ю. Лермонтова "Кавказский вид возле селения Сиони". Это самое большое живописное полотно Михаила Юрьевича, оно принадлежит к лучшим работам поэта. Картина была подарена бабушке Е.А. Арсеньевой в знак любви и уважения. Она напоминает один из пейзажей романа "Герой нашего времени":
"Кругом, теряясь в золотом тумане утра, теснились вершины гор, как бесчисленное стадо, и Эльбрус на юге вставал белой громадой, замыкая цепь льдистых вершин, между которых уже бродили волокнистые облака, набежавшие с востока".

Сохранилось 13 работ М.Ю. Лермонтова маслом, 51 акварель, около 450 рисунков пером и карандашом. Исследователи утверждают, что если бы литература не стала главной страстью поэта, он мог быть выдающимся художником.

Последняя парадная комната барского дома - столовая. Она обставлена мебелью красного дерева в стиле "жакоб": круглый обеденный стол под скатертью, стулья, зеркало, напольные часы. В приоткрытую дверцу буфета видна "посуда разного качества"; стены столовой украшены литографиями с видами мест Москвы, связанных с биографией и творчеством М.Ю. Лермонтова: "Вид Красных ворот", "Дворянское собрание", "Большой театр", "Колокольня Ивана Великого", "Кремль с Замоскворецкой стороны".


Комментариев нет:

Отправить комментарий