воскресенье, 27 октября 2013 г.

Военный и государственный деятель А.П. Ермолов в творчестве М.Ю. Лермонтова

Пред ним, за ним нет пышных титл, 
Не громок он средь гордой знати, 
Но за него усердный глас молитв 
Непобедимой русской рати. 
Жуковский. К портрету А.П.Ермолова

Портрет генерала А.П. Ермолова.
Художник П. Захаров, 1843 г.
Алексей Петрович Ермолов - русский военачальник и государственный деятель, участник многих крупных войн, которые Российская империя вела с 1790-х по 1820-е. Генерал от инфантерии (1818) и генерал от артиллерии (1837). Главнокомандующий на первом этапе Кавказской войны (до 1827 года).  Бесспорно принадлежит к числу выдающихся военных и государственных деятелей России. По отзыву декабриста М. Ф. Орлова, имя Ермолова «должно служить украшением нашей истории». «Подвиги Ваши — достояние Отечества, и Ваша слава принадлежит России», — писал Ермолову А. С. Пушкин. Ермолов был воспет в стихах Пушкина, Лермонтова, Жуковского, декабристов Кондратия Рылеева, Федора Глинки, Вильгельма Кюхельбекера. 
В августе 1827 г. Ермолова посетил его ближайший родственник и большой друг Денис Давыдов. В 1829 г. А. С. Пушкин по пути на Кавказ специально сделал крюк в 200 верст, чтобы заехать в село Лукьянчиково к Ермолову, который принял его «с обыкновенною любезностию». Позже, также по пути на Кавказ, у Ермолова бывал М.Ю. Лермонтов

В 1841 году в очерке «Кавказец» Лермонтов воссоздает портрет того нового типа русского офицера, который возник за полвека кавказских войн: «Кавказец есть существо полурусское, полуазиатское; наклонность к обычаям восточным берет над ним перевес, но он стыдится ее при посторонних, то есть при заезжих из России. Настоящий кавказец человек удивительный, достойный всякого уважения и участия. До восемнадцати лет он воспитывался в кадетском корпусе и вышел оттуда отличным офицером; он потихоньку в классах читал „Кавказского пленника“ и воспламенялся страстью к Кавказу». 
Среди неизменных примет «кавказца» поэт называет кинжал и бурку, замечая: «бурка, прославленная Пушкиным, Марлинским и портретом Ермолова». Сам Лермонтов на известном автопортрете 1837 г. тоже изобразил себя с саблей и буркой. Он стал типичным офицером-кавказцем, только, как и А.А. Бестужев-Марлинский, погибший в бою с горцами, не по своей воле. Под пули горцев ссылали декабристов, та же участь в 1837 г. постигла Лермонтова за 16 заключительных строк стихотворения «Смерть Поэта». Лермонтов оказался на Кавказе при начальнике Кавказской линии генерал-лейтенанте П. X. Граббе, который, в отличие от своего предшественника И. Ф. Паскевича, не «выбивал», а, наоборот, возрождал в солдатах и офицерах «дух Ермолова», поскольку в Отечественную войну 1812 г. был его адъютантом и в дальнейшем сохранил с ним самые дружеские отношения. 

Благодаря Граббе, в 1841 г. состоялась в Москве встреча опального поэта с опальным генералом. Лермонтов, получив от Граббе отпускной билет на два месяца, прибыл 17 апреля в Москву с письмом от него к Ермолову. Перед героем Бородина предстал не только боевой поручик-кавказец, но и автор поэмы «Бородино», автор опубликованных в 1840 г. «Казачьей колыбельной песни», «Валерика» и «Героя нашего времени», в котором он обессмертил образ ермоловского служаки Максима Максимовича. 

О том, как высоко ценил Ермолов Лермонтова, можно судить по его словам, записанным известным историком П. И. Бертеневым: «Уж я бы не спустил этому Мартынову. Если бы я был на Кавказе, я бы спровадил его; там есть такие дела, что можно послать да, вынувши часы, считать, через сколько времени посланного не будет в живых. И было бы законным порядком. Уж у меня бы он не отделался. Можно позволить убить всякого другого человека, будь он вельможа и знатный; таких завтра будет много, а этих людей не скоро дождешься». Герой Кавказа был убежден, что «поэты суть гордость нации», их надо беречь.


Романтическая поэма “Мцыри”, написанная в 1839 году и опубликованная (с цензурными пропусками) в 1840 году в единственном прижизненном издании поэта — сборнике «Стихотворения М. Лермонтова», сюжет которой был взят Лермонтовым из кавказской жизни. Имеются свидетельства А.П. Шан-Гирея и А.А. Хастатова о возникновении замысла поэмы, изложенные в рассказе первого биографа поэта П.А. Висковатова. Согласно этому рассказу, Лермонтов сам слышал историю, которую потом положил в основу поэмы. Во время своей первой ссылки на Кавказ в 1837 году, странствуя по старой Военно-Грузинской дороге, он «наткнулся в Мцхете… на одинокого монаха… Лермонтов… узнал от него, что родом он горец, плененный ребёнком генералом Ермоловым… Генерал его вез с собою и оставил заболевшего мальчика монастырской братии. Тут он и вырос; долго не мог свыкнуться с монастырем, тосковал и делал попытки к бегству в горы. Последствием одной такой попытки была долгая болезнь, приведшая его на край могилы…». Этот интересный рассказ впечатлил Михаила Юрьевича и, вероятно, послужил толчком к созданию «Мцыри».



М.Ю. Лермонтов. Автопортрет.
1837 г. Бумага, акварель. Овал.
Государственный литературный музей. Москва.
Волос седеющая грива,
Из-под бровей усталый взгляд.
Прямой осанки горделиво
Штрихи портретные хранят.

Суровой волей генерала
Кавказ смирялся, трепеща
И жизнь ущелий замирала,
Лишь Терек пенился, ропща.

Там память именем Ермолов
Потомкам обжигает кровь,
Как будто поступью тяжёлой
Он на предгорья всходит вновь.

Как будто ставит крепость Грозный
И юный Лермонтов в строю,
Как будто нам ещё не поздно
Прожить историю свою.

Ермолов. Автор Алексей Грибанков

Источники:
1. Сайт Военная литература. "Записки А.П. Ермолова. 1798 - 1826 гг."
2. Олег Михайлов. Генерал Ермолов. Изд-во Litres, 2013
3. Фильм кубанского казака Сергея Роженцева "По следам генерала Ермолова", 2012 год

Комментариев нет:

Отправить комментарий